Васильев Б. В. - Центр психотерапии профессора Васильева Б. В.

Перейти к контенту

Главное меню:

Васильев Б. В.


Врач - психотерапевт высшей квалификационной категории Васильев Борис Владимирович. Сертифицирован в РМАПО (Москва). Награжден серебряной медалью им. И. Павлова "За вклад в развитие медицины и здравоохранения". Профессор, член корреспондент Академии ПБОП - объединяющей усилия государственных институтов в целях укрепления безопасности, обороноспособности и правопорядка в Российской Федерации.

 "Не думаю, что принцип кумулирования артефактов мировоззрения в соматическое скоро найдет своих сторонников". Б. Васильев. "(Без манипулирования сознанием у социума нет будущего, а у адептов концептуальных "разводов", - шансов сохранить здоровье и долголетие...).

   Мистифицируйте сознание человека, т. е. сделайте его понятийно зависимым от предметов и объектов окружающего мира. Получите невольные погрешности понятийного реализма. Понятийно зависимые аберрации самочувствия именуемые психосоматическими.

  Концептуально понятийный реализм принуждает покоренный им организм  современника к   искажению   нейро гуморальных, гомеостатических констант, противопоставляет их миру объективных реалий, приучает человека  к  спровоцированной адаптивной немощи...

   Немощи, точнее прилежной беспомощности,    лишенных   способности противопоставлять весомые контраргументы растиражированным причудам, изыскам  и прелестям перл понятийного реализма.

   Всякий мировоззренческий мираж имеет свою соматическую цену."    Б. В. Васильев  

медаль


        Именно эти реагирования явились фундаментальной опорой и основой мировоззрения, подтрунивающего над здравым смыслом и вышучивающим его.

        Следует говорить о подобных реагирования как о заложниках мировоззрения. О вынужденной аутентично - прилежной всеядности его артефактов, с утраченной в визуализациях воображения способности к их критическому осмыслению. Это суррогатные реагирования с соответствующим ляпу нейрогуморальным ответом. Формирование понятийно зависимого "конструктора" позволяет посредством концептуально соматических аберраций удерживать психосоматика в зоне мировоззренческого сектанства, т. е. в зоне чьх бы то ни было интересов. Illuminatio отводится существенная часть человеческой жизни.

      Пора понять, что врачуют не концептуальные "разводы" о неких свойствах herbis, verbis и lapidus, а сам организм подавляет подобные доминанты, восстанавливая присущую человеку свободу от внешних факторов. Мало понять, важно учиться не концептуальному восприятию также, как учатся читать и писать, "крепить себя перед разными проявлениями природы", чтобы устранить псевдо зависимость человека от внешних факторов.

      Что можно противопоставить концептуальным абстракциям, их интеграционной значимости и социальной целесообразности, - концептуальному выматыванию механизмов адаптации. Способен ли человек вырваться из плена наукообразных псевдо влияний и "полей".

      "Экстраполяция терминологии внушаемости как возможной формы реагирования на реалии в рамках нормативных мировоззренческих моделей не корректна. Если в реагировании выявляются тождественные внушаемости признаки, то данная модель отражения действительности (мировоззрения) депривационна, т. как использует вымышленный или искажающий реальность ресурс. Депривационна, т. е лишает человека адекватного реалиям взгляда на мир. Такая модель не может стать легитимной, если общество трезво. Если в мировоззренческой модели нет воображенного или условного ресурса, то не могут считаться внушенными (самовнушенными) и симметричные ей проявления...

      Согласитесь, трудно себе представить население, которое благодаря внушаемости ежедневно и повсеместно воспринимало бы всю информацию без ее критической оценки. Т. е. все, что слышит принимало бы на веру и вымышленным субстанциям придавало такое же значение как и тому, что видят перед собой. Представьте население у которого псевдо достоверность считалась бы незыблемой нормой, а пренебрежение ей отклонением.

       Предуготовленность значений и смыслов всего и даже того, что может присниться, составляло бы основу поведения и взаимоотношений. Лечение, считающих себя в ладу с собственной критикой, сводилось бы к опосредованию и потенцированию неких свойств приложенного, намазанного, услышанного, выпитого и съеденного.

      Внушаемое население позволяло бы себя ежедневно разыгрывать, подтрунивать над собой и выставлять напоказ в дурацком свете. А индивидуальность человека воспринималась бы на уровне его отклонений от этих норм. В поиске новых диссоциативных раскачек внушаемости создавались бы научные направления, а растущие лучше грибов пси школы обучали бы проваливать себя и мало критичное население в некие полезные состояния, сужающие диапазон критического восприятия, не дающего возможность давать оценку происходящему. В них ненужное казалось бы нужным, несуществующее обретало бы придуманные формы, а незначительное наполнялось бы сверхценным содержанием.

         В иных школах бы обучали общему набора заклинаний и телодвижений, экзаменовали на умение не позволять себе и другим воспринимать мир иначе. А вопрос - не проникнет ли свет сквозь шоры тоннельной адекватности, не терял бы актуальности никогда.

       Фонтанирующих глупейшими вывертами ума, грезами наяву и несоответствиями чествовали как героев и демонстрировали бы на всю страну в качестве примера, вызывая у населения приступы восхищения, подражания. Достигшие вершин неадекватности герои твердили бы: - "вы тоже можете этого достичь" и тут же врачевали бы воздух, приговаривая, что нужно для этого съесть и чем намазать лицо, чтобы открыть третий глаз, что звезды говорят ...". Размазывая кистью, как веником краску на полотне, они воображали бы, что создали нечто значимое, считали бы себя реалистами и натуралистами нового времени.

         Над обществом бы подтрунивали, говоря - " в этом что-то есть" и выводили бы постулаты из диссоциативных расстройств сознания "продвинутых" героев, Последние давали бы обществу сверхценные советы, к примеру, как защитить себя от несчастья, если черная кошка разобьет зеркало пустым ведром. Поговаривали бы всерьез о пара влияниях, не доступных осмыслению знаниях, открывшихся героям и необходимости их изучения, о потребности всего общества идентифицировать себя с "героями" пребывающими в тоннельных состояниях сознания.

      Причем здесь внушаемость, если речь идет о должном, повседневном, постулируемым с детства адекватном, требующим сожаления - концептуальном реагировании. Как видим, даже для тотального проявления внушаемости во всех ее проявлениях это перебор.

      Речь идет о степени концептуальной, тоннельной критичности населения. Взгляните на этиологию проблемы, как смотрит врач, определяя глубоко скрытую болезнь. "Соблазняют лишь тех, кто уже соблазнился" Тиру д'Аргувиль.

А.И.Герцен удивлялся тому, "как мало можно взять логикой, когда человек не хочет убедиться". Дабавлю, не может, не в силах убедиться.

        Не преодолев концептуальную логику, смысла мировоззренческих парадигм не возможно осознать вымышленность и алогичность их нагромождений, манипулирующих мышлением человека со школьной скамьи. Как объяснить атрибутивной логике, что она всего лишь атрибутивно адекватна...." Концептуально атрибутивные состояния сознания. Васильев Б. В. 2011г.

         Каждый раз, когда отыскиваешь начало, точку отсчета дезадаптивных расстройств пациента неизменно находишь предшествующий патологии комплекс "привитых" ему мировоззрением концептуальных реагирований. Эксплуатация концептуальных околореалий возможна при поддерживании соответствующих состояний сознания человека, околоясных и околоумных, - атрибутивных. В этом случае доминирующее мировоззрение смыкается с оккультными, изотерическими концептуальными построениями, требующими псевдоадекватного, незрелого реагирования.

      Увы, как бы не уличали мистицизм в концептуализме, как бы мы ни стремились вырваться из плена средневековых фантазмов, мы обречены видеть во всем и всегда символический смысл, не узнавать аналогичные язычеству связи в нынешних парадигмах мировоззрения.

      Мировоззрение. Его формируют с детства. Из вариантов когнитивно рефлекторных манипуляций можно "сшить" любое мировоззренческое пространство, умело раскручивая психосоматические сенсации. О необъявленном манипулировании приоритетами человека и жизненными ценностями посредством его самочувствия, об имитирующих реальность плацебоподобных реагированиях, ставших ведущим аргументом истинности и адекватности, с "не от мира сего" последствиями и идет речь.

      К несчастью обывателя его здоровье стало разменной монетой, плацдармом превращений концептуальных идей в четкие ощущения. Это социальный аспект реагирований измененных состояний сознания, территории развода.

     Однако больший интерес представляет собой психофизиологический аспект ИСС, ведущий к отрезвлению, пробуждению от концептуального «наваждения». Аспект утилизации психосоматика из биологической среды.

    ...Как по-человечески представить себе такую невероятную вещь - скачок из царства необходимости зависеть от постулируемых свойств всего того что видишь, слышишь, обоняешь и осязаешь, - в царство свободы. Как освободиться от опеки, аксиоматично вытесняющей тебя из реальности в чьё - то причинно-следственное рабство... Чем это отличается от доморощенного магизма. Нет, представить-то можно, с воображением у нас все в порядке, но как можно это осилить, как с этим управляться?...

- "Неужели возможны возвраты в физиологические нормы спустя многие годы. Как удается "смыть шелуху" сросшихся с сознанием дисрефлексий, если они являются валидным средством консолидации вокруг порочных идей, их аргументом и  неподвластным осмыслению  доказательством.

- Снять психосоматика с концептуальной петли без канонического перемешения его в новый концептуальный капкан не возможно, т. к. его мировоззрение вышколено на рызмытии четкой грани между материей и псевдоматерией.

- Неужели недоразумения оккультного сознания окончательно канут в лету.

- Неужели можно найти не концептуальную альтернативу мистическому сознанию?"

    Эта альтернатива имеет конкретное обозначение, - духовность. Она расставляет приоритеты жизненных ценностей и определяет направленность побуждений и устремлений человека. Вектором проявления духовности всегда была и будет нравственность, которая является градуирующим "индикатором" понимания человеком значения совести. Совесть исключает всякую возможность вовлечения кого бы то ни было в заблуждение, позволяет быть способным к противопоставлению весомых контраргументов, наделяет каждого ответственностью за свои поступки и действия.

    Духовности, нравственной дееспособности, нравственной вменяемости и совести нет альтернативы. Именно в этих осознанных проявлениях интеллекта человек способен проявлять посильный синергизм с физиологией безусловности, сохранять и укреплять ее устойчивую прочность к психологическим интерпретациям, целесообразностям иных вариантов реагирований на реалии. Это осознанное "армирование" гомеостатических, нейрогуморальных норм организма, не позволяет быть психосоматическим девиациям.

логотип
 
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню